Сказочка «Здоровая кобыла» - СПб Центр НЛП

СКАЗОЧКА «ЗДОРОВАЯ КОБЫЛА»
Автор: Наталья Сковорода
ассистент на курсе «Эриксоновский гипноз».
Терапевтическая сказонька посвящается усталым трудоголикам с трепетной мечтой о радостной творческой свободе и глубоком отдыхе.

    «И какая-то общая
    звериная тоска
    плеща вылилась из меня
    и расплылась в шелесте...
    Деточка,
    все мы немножко лошади,
    каждый из нас по-своему лошадь».
    (Владимир Маяковский)

    Сколько себя помнила, она всю жизнь мечтала бегать в полях вместе с ветром, пить из горных ручьев, валяться в траве и весело ржать. Стояла в стойле и мечтала, приземистая тягловая кобылка. И вроде всё прилично и понятно, пристойное существование. Много работы, пахоты. Завтра как вчера, не поднимая головы. Так и надо, верно? Другая жила бы и радовалась: сытно и тепло, чего ещё. А эта нет, ей хотелось... эх. Чего-то эдакого, чего и не бывает вовсе.

    Время шло. Хозяйский ребенок, который угощал её хрусткой морковью и яблоками, подрос и стал учиться верховой езде. Вместе они ходили в конный клуб, проходили обучение выездке и даже некоторым трюкам. Кобылку по-своему любили и в меру ухаживали. Казалось, жизнь начала налаживаться. Да так оно и было, только вступило в ум, что надо сопротивляться. И стала она как упрямый осел. Самой тошно и зло, а быть послушной не получается, хоть ты тресни. «Я свободная пони! Не хочу работать как положено, довольно навязывать мне упряжь! Хочу бежать вместе с ветром, напоенным ароматами диких соцветий!» — мечтала она между занятиями по выездке и пахотой в поле.

    Со временем кобылка стала уставать от своего сопротивления ещё хуже, чем от работы. От такой усталости и отдых работой становится. Стоишь и дышишь с чувством тяжести, и ничего больше не можешь. Смотришь в стену тусклыми мутными глазами. Ждёшь и злишься, злишься и ждёшь, провожаешь тягучее время. На ночь сном укрывает, таким же безрадостным. Как будто находишься в сером тупике, из которого нет выхода.

    Как-то ранним утром сквозь сон она услышала знакомую мелодию. Пастушок шёл на луг, играл на дудочке. С простеньким мотивом ожили воспоминания, как она в жеребячестве тайком убегала на луг и резвилась в поле вместе с ветром. Отзвуки дудочки давно затихли в тишине, а лошадь всё стояла и дышала через живой и чистый родник тех ощущений. С каждым вдохом она собирала обречённое напряжение, которое накопилось за все поколения тягловых лошадей. С каждым выдохом отпускала. Так прошло несколько часов. Постепенно дыхание становилось всё легче и спокойнее...

    На следующий день кобылка проснулась и едва узнала себя, настолько здорово и свободно себя чувствовала. «Да что это я так загонялась, я же умная, я много чего знаю и умею. И меня давно уже не впрягают насильно, мне предлагают — я выбираю сама». Как на крыльях, она выбежала во двор и весело заржала. С тех пор завтра было непохоже на вчера, каждый раз находились новые свежие впечатления. Вскоре оказалось, что есть разница между отдыхом рабской пахоты и отдыхом свободы, так что отдых стал приносить радость. А любимые занятия — тем более!