Сказочка «Крашеная овца»

Сказочка «Крашеная овца»
Автор: Наталья Сковорода
ассистент на курсе «Эриксоновский гипноз»
Эта прозрачно-легкая сказочка о том, как...
...доверять миру, отправляясь исследовать что-то новое;
...звать на помощь, если «что-то пошло не так»;
...позволять себе творить легко и просто, быстро выбираться из творческих тупиков и продолжать свой путь.

    Кто-то нарисовал на белом листе облако, которое издалека выглядело как овца. Облако беззвучно хихикало и пыхтело, прислушиваясь к разговорам о себе. На гладком листе из плотной шелковистой бумаги было уютно и спокойно.

    Облачко осмотрелось кругом и заметило аккуратную роспись из точек, линий и завитушек, похожую на невиданный многоцветный лабиринт. Облачко прислушалось к стрекотанию своего певучего любопытства, которое умоляло его бултыхнуться в это приключение. Пространство осязаемо вибрировало от интереса к разворачивающейся истории, когда неукротимая облачная овечка смело сделала шаг навстречу.

    Казалось, линии проявляются по мере пути, прочерчивая бумагу вначале узорами линий, а затем озаряя мерцанием удивительных оттенков. Копытца весело и ритмично постукивали, и овечка радостно блеяла, приветствуя каждый поворот сюжета. Страница за страницей, легкомысленная история увлекала за собой, нечаянно добавляя к своему равномерному течению ароматы смородиновых листьев и перечной мяты.

    Нарисованная овечка шла и шла по ярко освещенной золотистыми солнечными лучами тропинке своего любопытства. Что и говорить, когда её копытца чиркнули по краю ямы и она ухнула вниз, это оказалось звучным впечатлением. Обалдело сидя в скользкой яме, она мелко дрожала от внезапности наступивших перемен.

    Осмотревшись, она не увидела какой-либо опасности. И не услышала угрожающих звуков, да и каких-либо звуков вообще... вокруг стояла глухая тишина. Она сделала слабую попытку выбраться и не смогла, соскользнула в тупик по пологим скатам ямы.

    Всё вокруг потускнело и помрачнело, и тогда неунывающая овечка с неожиданной пронзительность начала стенать и выть. Налетевший ветер подхватывал и усиливал её энергичный плач. Со стороны это выглядело так, как будто весь лабиринт исказился и смотрит внутрь невидящим взглядом, неспособный найти овечку в слепом пятне.

    Гулкий зов помогал вести внимание к источнику звука. Оживший лабиринт медленно заходил ходуном, и яма постепенно выправилась сама, изнутри. Овечка снова увидела яркие краски и засияла от удовольствия! Благодарно выдохнула и продолжила свой гармоничный путь по лабиринту, шепотом рассказывая свои сказки.

    Овечка исследовала множество страниц, оставляя на них отпечатки коротеньких историй своими маленькими копытцами. Так на свет явилась книжка с картинками. Со своей собственной внутренней музыкой на каждой странице. Если внимательно прислушаться к своей внутренней тишине, то эти мелодии можно было услышать — как у музыкальных открыток, только совсем по-другому.