Сказочка «Зов тёмной воды» - СПб Центр НЛП

Сказочка «Зов тёмной воды»
Автор: Наталья Сковорода
ассистент на курсе «Эриксоновский гипноз»
Сильная тоска может увести слишком глубоко: заглушить творчество, сделать повседневную жизнь бледной и пресной, намертво отделить от эмоций и событий реальной жизни.

Сказочка настраивает на спокойное и разумное отношение для странной тоски, спрашивает: «Чего хочет эта тоска? Чего хочет — на самом деле? О чём говорит? Какой волшебный талант взывает через это неясное чувство, чтобы быть найденным?»

    В лавочке, где Маргарита брала медовые акварельные краски, её принимали за преподавателя по рисованию для детей: тихая и вежливая девушка, изредка заходит за башенкой из одинаковых картонных коробочек с красками. Маргарита не была художницей в обычном смысле этого слова, зато к жизни подходила весьма творчески. Так, акварель ей была нужна для того, чтобы мягкими кисточками рисовать узоры на лице и теле во время купания в ванной.

    Медитативные купания при свечах: нарисовала влажной кисточкой — и смыла, получается изменчивый и неуловимый танец волнистых линий. Такая забота о себе медленно освобождала от повседневных забот, погружала в состояние расслабленной мечтательности. Принимая в себя краски, вода теряла прозрачность и становилась черной — и это становилось поводом для продолжения игры. Когда вода становилась чернее чёрного, Маргарита сквозь дремоту воображала себя русалкой.

    Глубоководной русалкой она ныряла дальше, чем помнила. Как будто её что-то звало из мрачной слепой бездны, настойчиво приглашая отдаться чувству полёта и падения. Отзываясь всем своим существом, она забывала себя и просыпалась, дрожа от холода в остывшей черной воде. Так повторялось снова и снова. Почему-то было важно пройти через чёрную воду и добраться до чего-то, до какого-то знания... Важнее всего остального...

    В тот раз она задремала сильнее обычного и наглоталась чёрной воды. Очнулась, захлебываясь и кашляя от горечи. Пообещала себе быть осторожнее в другой раз. Что-то как будто что-то изменилось с тех пор, как будто вода осталась в лёгких и стала окрашивать жизнь тёмным, гасить все краски. Как бесплотная тень среди обманчивых миражей, Маргарита потерянно бродила по затонувшим останкам кораблей своей прежней жизни, и не узнавала себя.

    Каменная тяжесть глубокой воды лишала интереса к жизни, собирая его в тягостную и настойчивую тоску по глубине, направляя все мысли к одному — к безликому водовороту. Вскоре и сон перестал приносить утешение, она просыпалась в слезах. Она спрашивала себя: «Что делать?», и сама же себе отвечала: «Молись как умеешь; живи в реальности». Обретая в молитвах и мантрах спокойствие, она заметила, что бесформенный пугающий зов глубины собирается из бесформенного эхо в точку.

    Раскрашивая своё тело как дикий охотник, она продолжила возвращаться к спокойствию и разумности. Когда вода стала чёрной, сумела отпустить себя в сон. В этот раз она сосредоточилась на источнике звука и направилась к нему. Давление водной толщи становилось всё сильнее. Несколько раз ей казалось, что она готова забыться, и каждый раз возвращала себя мантрами. Она всё-таки нашла источник звука — небольшую легкую вещицу — схватила её, и тут же проснулась.

    Проснулась она с уверенным чувством внутреннего покоя и равновесия, как будто под давлением водной толщи чёрная горечь вернулась туда, откуда пришла. Из любопытства нашла в обычной жизни такой же музыкальный предмет, как из сна. Это оказался варган, один из видов губной гармошки. Маргарита решила научиться играть на нём удивительно легкие и весёлые песенки, и довольно много практиковалась в этом, давая своей испуганной душе утешение, пробуждая себя к реальной жизни в покое и радости.

    Маргарита по-прежнему любит общаться с водой при свечах, рисует капельками медовых акварелей и относится к жизни как настоящий художник — смело и творчески. Её простенькие мелодии созвучны и радости, и печали — словно глубинные таинства, обретающие гармонию в ласковой игре светлых тонов. «Подружись со своей тенью, — говорит в такие моменты её чудный русалочий взгляд, — и она откроет тебе много интересного».