Сказочка «Медведь и абрикосовая косточка» - СПб Центр НЛП

Сказочка «Медведь и абрикосовая косточка»
Автор: Наталья Сковорода
ассистент на курсе «Эриксоновский гипноз»
Стартовый набор неуязвимости: ноут, загранпаспорт, духовный путь. Наличие духовного пути — это обязательно. Без этого пропадает вся соль, жизнь становится скучной и пресной, пропадает игра. Эта шаманская сказка проведёт сквозь верность, заботливую нежность, скрытое горе; разбудит голос сердца и расскажет о том, как научиться доверять своему пути.
    Он проснулся медведем где-то в глухом и тёмном пустынном лесу, без воспоминаний или сожалений о прежней жизни. Всё, что он чувствовал — надо идти, надо держать путь, надо оставаться верным своему пути. Шаг за шагом по серой земле туманного леса. В терпеливом ожидании жизни, год за годом. Сильные лапы мерно ступали маятником безвременья. Когда ему становилось особенно тоскливо, он рычал и ворчал, глухо подпевая скрипу мёртвых сосен.

    Кажется, медведь задремал на ходу. Среди тусклого леса ему почудилось мягко светящееся цветущее деревце с нежно-оранжевыми плодами, которое назвалось путеводным древом: «Есть ли у твоего пути сердце?». Тряхнув головой, медведь очнулся и огляделся. Между когтистых лап лежала абрикосовая косточка. Новая жизнь пришла в этот покинутый мир. Медведь встал на задние лапы, вознося к небу грубый зычный зов. Он ревел и ревел, не в силах поверить исполнению своего единственного желания: дождался, нашёл, распознал своё счастье.

    Абрикосовая косточка росла не по дням, а по часам, и вскоре уже походила на абрикосовое деревце. Ради неё медведь научился многому: звучать ласково, ценить настоящее, чувствовать себя нужным и любимым. И как только он решил оставить свой прежний путь, абрикосовое деревце... исчезло. Как будто и не было никогда. Как будто это была обманная дымка. Не было ничего. Только медведь и его путь. Надо идти, надо держать путь, надо оставаться верным своему пути.

    Один среди теней леса, он продолжал идти в никуда. Его стали одолевать сомнения: существует ли путь вообще, и зачем ему идти куда-то. Бессчетные дни и ночи он бредёт по гиблому лесу, полагаясь на незримое присутствие чьей-то неведомой направляющей воли. И снова медведь встал на задние лапы, вознося к небу грубый зычный зов: «Покажись, говори со мной». Лес заскрипел и закачался, медленно отвечая: «Мы духи леса, мы сопровождаем тебя. Ты хочешь узнать о своём пути — слушай внимательно».

    Погрузившись во внутреннюю тишину, медведь внимательно слушал мерные скрипы, исполненные тайного смысла. Признав присутствие духов, он почувствовал себя крошечной песчинкой в неизмеримо огромном океане духа. Много дней лес неспешно повествовал о том, что такое пути жизни, и хороводы голосов отражались эхом: «Всё есть путь. Есть ли у твоего пути сердце? Есть ли сердце у твоего пути? У твоего пути — есть сердце? Сердце? Сердце пути? У твоего пути — есть сердце?» Медведь слушал внимательно, и постепенно начинал слышать... своё сердце.

    Тяжелые оковы до сих пор удерживали его в этом мире мёртвых. Медведь слушал своё нежное абрикосовое сердце, и оковы плавно освобождали его от тяжелой ноши, соскальзывали в небытие. Приветствуя Солнце, медведь проснулся человеком в мире живых и дышащих. Жмурясь навстречу светлому небу и глубоко наслаждаясь каждым вдохом и выдохом, человек благодарил судьбу за долгий и тягостный сон о сумеречном путешествии, который подарил ему доверие сердца.