Сказочка «Сонные ритмы» - СПб Центр НЛП

Сказочка «Сонные ритмы»
Автор: Наталья Сковорода
ассистент на курсе «Эриксоновский гипноз»
Наладить режим сна — тайная мечта творческих совят. Хотя в случае совят всё ясно, для них ночной образ жизни и является здоровым и естественным. А что делать, если ты другая птица? Птица-музыкант, для которой принципиально важно звучать во весь голос?

    Однажды в лес приехали люди и расположились лагерем неподалёку от места, где гнездился Пёстрый дятел. Люди часто шумели допоздна, и эти непривычные звуки раз за разом мешали ему спокойно засыпать. Искать себе новый дом Пёстрый не стал, поэтому через некоторое время ночной образ жизни прочно обосновался в его привычках. Даже когда в лагере всё было тихо по вечерам, он продолжал бодрствовать.

    Вечером и ночью была совсем другая атмосфера, таинственная и жутковато-сказочная. Ему даже нравилось. Казалось, как будто вечером у Пёстрого просыпается ещё больше энергии, чем раньше. Раньше дятел пробуждался совсем рано, и к вечеру уже потихоньку засыпал. А теперь наоборот, пробуждаясь к полудню или даже позже, до вечера он едва успевал полностью придти в себя и найти свой ритм.

    Ночь — это иная сторона лесных звуков, и он искал среди своё место среди шелеста, стрёкота, уханья, вскриков. Искать приходилось совсем тихонечко, потому что у ночного леса другие законы, более строгие. Вечером и ночью громко стучать было слишком опасно, ведь на него тут же набросились бы другие птицы и звери. А между тем, у этого дятла была мечта — научиться гениально простукивать деревья. И для этого требовалось много практиковаться. Причём, в полную силу.

    Пёстрый повторял себе, что надо спать, надо спать, надо спать, надо спать. А привычки и ощущение вовлечённости в тайны ночной жизни прочно и мягко держали его в своих цепких лапках, и задёшево отпускать не собирались. Они бы так и держали его, если бы не питание. Приходилось голодать, потому что большинство дневных жучков по ночам спали. Ночные жучки в этом лесу хоть и казались вкусными и необычными, категорически не подходили для рациона этой чуткой птички.

    Как-то вечером Пёстрый почувствовал себя настолько ослабшим от голода, что не вылетел на охоту, а только смотрел вокруг еле теплящимся усталым взглядом, и вскоре заснул. Проснулся уже ранним утром. И тут его птичье тело с такой неподдельной силой вспомнило радостную свежесть утра, что крылья сами собой вспорхнули, разбудив Пёстрого. Подходящий режим питания восстановился сам собой.

    Теперь, вновь обретя себя на солнечной стороне и сохранив память о тёмной ночи, Пёстрый смог принести ещё больше вдохновения и торжествующего полнозвучия в свою музыкальную барабанную дробь. Он радостно и много практиковался в поисках своих уникальных ритмов, и с каждым разом у него получалось всё лучше и лучше. Теперь он успевал прожить за один день так много, что и сам удивлялся, как это получается.